Сегодня 15 декабря 2017
Публикация
12.04.17

Многие компании не могут полностью выйти из офшоров

Правительство предлагает запретить осуществлять госзакупки у компаний, зарегистрированных в офшорах. Законопроект уже внесен на рассмотрение Госдумы. Член президиума генсовета «Деловой России», генеральный директор НАИЗ Сергей Габестро обсудил тему с ведущей «Коммерсантъ FM» Натальей Ждановой.

Согласно документу, отслеживать наличие заявок на участие в аукционах от таких компаний должна специальная комиссия. В случае если офшорная фирма будет найдена, ее отстранят от участия в тендере на госзакупки.

— Насколько часто офшорные компании участвуют в аукционах?

— Часто, на самом деле в последние несколько лет, может быть, даже больше десяти лет шел процесс глобализации и привлечения иностранного капитала, а иностранный капитал заходил в Россию исключительно диктуя свои условия и в том числе выстраивая схемы инвестирования через кипрские компании, голландские компании. Для них это понятная система, это английская система права, поэтому такая ситуация достаточно часто встречалась.

Многие собственники за последнее время, когда начался процесс деофшоризации, если они продолжали контролировать компании, то они свои капиталы начали заводить.

Я знаю пример: компания начала заводить и переводить в Российскую Федерацию. Но многие уже не контролировали компании и не в состоянии принять это решение для того, чтобы полностью вывести компанию из офшора и перевести ее в Российскую Федерацию, они просто не имеют таких возможностей. В связи с этим, встает вопрос правоприменения, комиссия будет применять те или иные решения, с моей точки зрения, очень сложные к применению. Закон должен быть четкий и понятный.

В целом, в рамках той политики деофшоризации, которую ведет страна, закон не удивителен, мы видели и более удивительные законы в последнее время. Но как это будет применяться, когда в самом деле компания будет оставаться офшорной не с точки зрения выявления, с точки зрения выявления как раз никаких проблем нет. Я думаю, что там единая информационная система может иметь функционал, который легко идентифицирует компании, являются они офшорными, не являются. В этом смысле это не сложно реализовать.

— А что делать, если компания в самом деле офшорная, но при этом предлагает уникальные товары или услуги? Что мы будем делать с «Яндексом»? Запретим чиновникам использовать «Яндекс»?

— «Яндекс» — компания, которая была построена через голландскую систему управления и выведена на IPO.

— Какие-то крупные компании, которые работают в России, с этой проблемой тоже столкнутся, не только «Яндекс»?

— К примеру, транспортные компании тоже были построены через кипрские офшоры, которые были выведены на IPO, привлечены инвесторы в эти крупнейшие транспортные компании России. Что будем делать? Не будем использовать их в госзаказе? Можем, конечно, но это же глупо, потому что зачастую их предложение может быть намного эффективнее, чем предложение каких-то искусственных участников, которые возникли на этом рынке.

— Мы сейчас принимаем антиофшорный закон, в рамках которого будет налогообложение в России вестись. Получается, что владельцы этих компаний будут вынуждены вообще отказываться от офшоров, чтобы принимать участие в тендерах, правильно?

— Да, либо строить неэффективно. Опять же, тут вопрос какой? Либо строить неэффективных посредников, что проще, потому что сегодняшнее законодательство о государственных закупках становится все тяжелее и все менее эффективным. Поэтому не стоит говорить о том, что будут принимать участие производители товаров, работ и услуг в государственных закупках, скоро их вообще не останется, там будут одни специализированные посредники, поэтому опасаться нечего.

Коммерсантъ