Сегодня 17 октября 2018
Публикация
24.09.18

Борис Титов: Бизнес не развивается, когда стреляют пушки

Бизнес в России до сих пор живет в условиях кризиса. И причинами тому являются не только санкции со стороны США, но и внутрироссийские проблемы. В частности, жесткая финансовая политика и продолжающееся давление на предпринимателей со стороны правоохранительных органов. Как уменьшить эти негативные факторы? И может ли российская экономика расти темпами в 5 — 10% в год, как было в 2000-е? Об этом корреспондент «КП» поговорил с бизнес-омбудсменом Борисом Титовым.

«БИЗНЕС ЕЛЕ ВЫЖИВАЕТ»

— В рамках пенсионной реформы в Госдуме лежит законопроект об ужесточении уголовного наказания за отказ в приеме на работу или увольнение людей предпенсионного возраста. Как вы относитесь к этой инициативе?

— За счет бизнеса наше правительство хочет решить все проблемы. Не хватает денег – возьми у предпринимателей. А бизнес еле выживает. В мае во время опроса больше 75% опрошенных нами представителей бизнеса заявили, что у них ситуация не улучшилась с 2014 года, а почти 50% сказали, что даже ухудшилась. Бизнес до сих пор в кризисе. И подобная мера совершенно неправильная. Никакой уголовной ответственности в принципе не может быть за неправомерное увольнение людей. Хоть молодых, хоть предпенсионного возраста. Все должно быть в гражданском правовом поле. То есть штрафы, не более.

— Было обещано, что правительство должно проработать экономические стимулы. Помимо кнута. Ведется ли эта работа?

— Не знаю. Мы свои предложения давали давно. Например, распространить те льготы, которые сегодня есть на Дальнем Востоке. То есть снизить для людей предпенсионного возраста страховые платежи до 14% (с нынешних 22%). Тогда у бизнеса не будет стимулов увольнять их без надобности. Их будет выгоднее держать на работе. И они будут иметь преимущество перед другими возрастами. В то же время таким же льготным возрастом должны быть и те, кто только начинает карьеру. Например, для людей до 25 лет на первом месте работы. Потому что им очень сложно приходится на рынке труда. У них нет опыта, квалификации, их не любят брать. Эта мера помогла бы им трудоустроиться и показать себя.

— Пойдет ли на это Минфин?

— Никогда не было, чтобы Минфин легко соглашался на такие вещи. Минфин у нас стоит горой за бюджет государства, но не очень думает о бюджетах бизнеса и людей. Такой прямой и простой подход приводит к тому, что у нас нет развития, которое могло бы быть.

— Но ведь бюджет недополучит миллиарды рублей, если подобные льготы ввести…

— Бюджет получит даже больше денег. Это произойдет за счет роста налогооблагаемой базы, за счет выхода зарплат из тени. Плюс за счет отмены отсечки в миллион рублей по выплатам страховых взносов (при зарплате свыше 85 тысяч рублей в месяц, или миллион в год работодатель начинает платить не 30%, а 10%. — Прим. Ред.). Она не очень справедлива. Почему богатые платят меньше взносов? Это еще один источник доходов, который сбалансирует уменьшение ставок. По нашим расчетам, такой подход может дать от 500 млрд до триллиона рублей дополнительных доходов в год. У нас сейчас 49% бизнеса в тени. Почти 30% людей заявили, что они получают зарплату в конвертах. Если они начнут платить, но не 30%, а 14%, то это в целом может сбалансировать всю систему. Плюс будет рост экономики на 5 — 6% и даже 10% в год. Это с избытком компенсирует все расходы на льготы.

— Вас пока не услышали?

— Пока нет. Наше правительство, к сожалению, продолжает ту жесткую финансовую политику, которую проводило раньше, политику сдерживания и подготовки к любым кризисам, которые вот-вот грянут. Но не пытается их обойти и пройти мимо.

«ТЫСЯЧИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ДО СИХ ПОР СИДЯТ В ТЮРЬМАХ»

— Уменьшилось ли давление силовиков на бизнес? Сколько человек уже вернулись на родину?

— Есть несколько человек, которым открыт зеленый свет для приезда в Россию. Плюс у нас есть 41 человек в списке, кто выразил желание вернуться. Работаем с каждым индивидуально. Но не всем помогаем. Отказываем тем, кто действительно нарушал закон, обманывал партнеров. Но я хочу о другом сказать. СМИ уделяют много внимания лондонскому списку, но у нас тысячи бизнесменов, которые сидят в тюрьмах и в СИЗО в России. И тысячи тех, на кого возбуждены уголовные дела.

— Вы занимаетесь этим уже несколько лет. Взаимопонимание с силовиками появилось?

— Появляется, особенно с прокуратурой. И на федеральном, и на региональном уровне нам оказывают содействие. Мы имеем право разобраться, имеем возможность по каждому случаю обсуждать вопрос и доказывать правоту предпринимателя. И нас слышат. Не всегда все согласны, но во многих случаях мы убеждаем, что нужно решать вопрос по-другому, не в уголовном правовом поле.

— Недавно вы предложили ввести отдельные камеры для предпринимателей в тюрьмах. Как идут переговоры со службой исполнения наказаний?

— Это один из примеров того, что к нам прислушиваются. И даже есть решение сделать так, чтобы, если предприниматель оказался в СИЗО или в колонии, жизнь его не была совершенно невыносима. Эти люди привыкли больше работать за столами в офисах, они зачастую не могут противостоять давлению людей, которые совершили совсем другие преступления. Мы предлагали создавать отдельные учреждения. Но это большие затраты. Нашли компромисс, что в рамках существующих колоний и СИЗО возможно выделение отдельных участков, куда будут помещать людей по экономическим статьям. ФСИН дал согласие. Обсуждаем технические детали. Мне кажется, вопрос будет решен в ближайшие месяцы.

— Зачем это нужно?

— Это не про то, что они будут какие-то условия себе покупать. Условия у всех будут одинаковые. Те же нары, та же пища, те же условия прогулок, те же работы в колонии. Вопрос в том, чтобы эти отношения на них не сказывались, чтобы они не стали такими же уголовниками, как и те люди, которые сидят по тяжелым статьям. Иначе мы получим психологически сломанных людей, которые больше никакой пользы нашей экономике не принесут.

САНКЦИИ И ПОВОРОТ НА ВОСТОК

— А санкции как-то влияют на бизнес?

— На малый и средний бизнес они влияют в меньшей степени. На крупней — сильнее. Но в целом в ситуации, когда сложно рассчитывать на иностранного партнера, на приход инвестиций, когда стало сложнее покупать оборудование, которое мы сами пока не производим, работать не просто. Жить лучше в мире компромиссов, не допускать серьезных обострений конфликтов. Бизнес не развивается, когда стреляют пушки.

— В мире сейчас идет глобальная экономическая война между США и Китаем. И это затрагивает всю мировую экономику… Где здесь наше место?

— Восточный экономический форум перерос в мировое политическое событие. Несмотря на те сложности, которые есть во всем мире, к нам приехали главы КитаяЯпонии, Южной Кореи и Монголии. В этом смысле это реальное создание мирового центра силы, экономически даже более мощного, чем экономика США. Это говорит об изменяющихся политических тенденциях в мире и о переломных моментах в истории.

— То есть такой поворот на Восток…

— Вопрос здесь больше касается доминирования американской экономики, американской политики в мире. У Европы сильная экономика, сильно развиты информационные технологии. Но она сегодня оказалась на перепутье, она не знает, в какую сторону податься. Неустойчивая ситуация с Трампом, с уходом Великобритании из Евросоюза. Мне кажется, что сейчас создаются хорошие условия, чтобы она подтягивалась тоже на Восток.

Источник